Новый генеральный план Минска в аспекте политики расселения жителей Беларуси

В октябре текущего года состоялась презентация откорректированного генерального плана Минска на период до 2030 г., послужившая началом его общественного рассмотрения и обсуждения. Конечно, о презентованном генеральном плане еще рано говорить как об окончательном документе, однако рассмотрение его в сравнении с предшествующими генпланами столицы представляет определенный интерес – особенно на фоне неоднозначного резонанса, вызванного противоречивым ходом общественного обсуждения.

Основные концептуальные стратегии развития Минска в генпланах прошлых лет

Главным определяющим фактором градостроительного развития Минска в первые десятилетия после Великой Отечественной войны явился бурный рост его населения, который был связан не столько с привлекательностью более комфортной жизни в главном городе страны, сколько с интенсивным ростом промышленного производства и сопутствующей ему научно-производственной и управленческой надстройки на базе введения в эксплуатацию новых промышленных объектов. Темпы роста населения по сравнению с предвоенным периодом (1939 г.– 239,0 тыс. чел.) составляли к концу 1950-х гг. более 110%, а по сравнению с первыми послевоенными годами (по некоторым неофициальным данным население Минска было тогда чуть более 50 тыс. чел.) – почти 900% (по данным переписи 1959 г. население Минска составляло 510,0 тыс. чел.).

Послевоенная градостроительная политика, по существу, была направлена на создание нового города, который должен был стать крупным промышленным, научно-образовательным и культурно-просветительским центром республики. В архитектурных и административных кулуарах Минска были определены три концептуальных «кита», на которых должна была базироваться эта политика:

  • интенсификация жилищного строительства в целях обеспечения неуклонного роста населения города в основном за счет миграционного притока из других областей республики и регионов Советского Союза;
  • расширение территориальных границ города;
  • рост (а по существу – создание) конгломерации промышленного производства.

Первый послевоенный генеральный план Минска был разработан в 1946 г. на 15-летнюю перспективу с учетом роста населения к 1960 г. до 450–500 тыс. чел.

Действительность же опровергла все расчеты: в короткий срок город был восстановлен и по целому ряду параметров превзошел уровень своего социально-экономического развития в довоенный период, в силу чего основные показатели генплана пришлось существенно корректировать в 1952 и 1958 гг.

В ходе этих корректировок и определилась на последующие годы основная стратегия жилищного строительства в столице – создание городских компактных поселений по типу запланированного к строительству в Москве в 50-х гг. прошлого столетия знаменитого жилого микрорайона Черемушки.

В дальнейшем генплан Минска обновлялся в 1965, 1972, 1982 и 1996 гг.

В редакции 1965 г. генеральный план был рассчитан на сохранение темпов демографического роста с выходом показателя численности жителей к расчетному 1980 г. на 1 млн чел. Именно в эти годы на карте города стали появляться первые ростки будущих «городов в городе»: жилищных массивов на северо-востоке, западе и юго-западе столицы. Однако миллионный рубеж численности населения был преодолен гораздо раньше – уже в 1972 г., что вызвало необходимость в дальнейших значительных корректировках генплана. Основные планировочные идеи генпланов Минска 1970–1980-х гг. заключались в поиске свободных территорий, пригодных для строительства микрорайонов.

Подобная градостроительная политика не могла не привести к перекосу социально-экономического «каркаса» города: строительство объектов социальной иинженерно-транспортной инфраструктур отставало от темпов возведения новых районов.

Тенденции экономики тех лет требовали значительного прилива трудовых ресурсов практически во все ее сферы. Естественно, что экономика самого индустриального города БССР – Минска не была исключением из этого правила, и поэтому волей-неволей государственная стратегия обеспечения прироста населения Минска за счет миграции рабочих и специалистов из всех областных регионов БССР и других республик СССР нашла свое продолжение в дальнейших градостроительных документах общего планирования.

В генеральном плане Минска 1982 г., например, в расчете прогнозного показателя численности населения к 2000 г. был принят индекс ежегодно прироста населения за последнее десятилетие примерно 30,0 тыс. чел. ви год, что в итоге составило 2 млн чел. И в следующей корректировке 1996 г. были приняты такие же расчетные показатели увеличения численности населения: планировалось, что от существовавших на момент корректировки генплана 1 млн 650 тыс. чел. население Минска должно было увеличиться к расчетному 2010-му до 2млн 100 тыс.

Однако разлад в экономике республики, характерный для последнего десятилетия XX века, отразился и на миграционных процессах. Данные переписи населения Беларуси 1999 г. показали, в частности, существенное уменьшение темпов роста населения столицы: за 10 лет, прошедших после предыдущей переписи 1989 г., в Минске стало всего на 73 тыс. жителей больше. Это соответствовало ежегодному усредненному приросту населения около 7000 чел. против увеличения в среднем на 32 700 чел. в год, характерного для трех предыдущих десятилетий.

Разработанный в 2003 г. генеральный план в части прогнозируемого прироста населения явился следствием назревавшего с конца 1990-х гг. пересмотра планируемых темпов роста населения столицы в сторону уменьшения. Кроме того, горизонт долгосрочного планирования впервые был расширен с 15 до почти 30 лет и установлен на рубеже 2030 г., по достижении которого население города должно было увеличиться примерно на 200 тыс.чел. – до 1,9 млн жителей. В пересчете на показатель ежегодного прироста это составляло примерно 7,5 тыс. чел. Политика территориальной «экспансии» города, присущая планировочным решениям предшествующих генпланов, осталась неизменной: увеличение городских земель предусматривалось с 26,7 до 41,8 тыс. га.

Еще один важный расчетный показатель – планируемая общая площадь ежегодно возводимого жилья – был снижен от традиционных для прошлых лет 1,0–1,1 млн кв.м до 650,0 тыс.

Тем не менее последовавшие после 2003 г. положительные изменения в социально-экономическом развитии Минска вызвали более интенсивный рост его населения: в среднем реальная цифра ежегодного прироста уже к 2005 г. составила около 15 тыс. чел. Это привело к повышению спроса на жилье, выразившемуся в сохранении прежних темпов жилищного строительства – 1,1 млн кв.м в год: непредвиденный рыночный бум инвестиций в жилье сделал свое дело!

Вследствие этого Мингорисполкомом в 2006 г. была развернута работа по актуализации градостроительной политики развития столицы с целью корректировки основных положений генплана 2003 г. Результат этой работы отразился в генплане столицы 2010 г. В нем, в частности, предусматривалось увеличение численности населения от 1 млн 780 тыс. на 2006 г. до 1 млн 900 тыс. чел. уже к 2015 г., а не к 2030-му, как планировалось генпланом 2003 г. В долгосрочном планировании показатель численности населения на 2030 г. снова вернулся к цифре 2 млн чел., что соответствовало прогнозируемому росту 7,5–8 тыс. чел. в год – курс на сдерживание зафиксированного к 2015 г. роста этого показателя примерно подтверждал соответствующие положения генплана 2003 г.

А вот стратегия территориального расширения столицы была оставлена без изменения, мало того – даже интенсифицирована. Так, намечаемое ранее увеличение территории до 41,8 тыс.га в генплане 2010 г. предусматривалось форсировать до 34,0 тыс. уже к 2015, а к расчетному 2030 г. – до 54,2тыс. га.

Показатели проектируемого прироста жилого фонда также были пересмотрены в сторону увеличения – до1 млн 200 тыс. кв.м в год, освоение которых планировалось осуществить за счет жилищного строительства на прирезаемых территориях Минского района.

Все эти меры должны были привести к реализации главного направления в стратегии развития города – увеличению к расчетному 2030 г. удельного показателя обеспеченности минчан общей жилой площадью до 31 кв.м на человека. Достижение этого показателя соответствовало бы среднеевропейскому уровню (30–40 кв.м).

Очередная корректировка или изменение стратегии планирования?

Планы планами, а Минск шел в будущее своим путем, отстраиваясь по льготным ипотекам множеством многоэтажек на территориях бывших пригородных зон. В результате возросшая плотность населения на спальных окраинах города привела к дальнейшему обострению проблем социального характера. Кроме того, жители удаленных от функционального ядра города жилых районов вынуждены были тратить много времени на ежедневные поездки к месту работы и обратно – больше, чем это принято современными понятиями о комфортной жизни в городе. В столице становилось тесно: днем – в центре, вечером – в спальных районах окраин. Огромную нагрузку испытывала транспортная инфраструктура города. Конечно, утверждать, что подобная «челночная» жизнедеятельность города является характерной особенностью только нашей столицы, было бы неправильно – в той или иной степени эта проблема присуща многим городам мира и нашим областным
центрам в том числе. Задача заключается в создании сбалансированной схемы людских потоков во всех функциональных зонах города, включая объекты благоустройства и ландшафтно-рекреационные зоны. Пытались ли проектировщики решить эту кардинальную проблему в генеральных планах Минска разных лет? Безусловно. Насколько успешно?
Настолько, насколько экономика Минска и других крупных городов страны успевала за урбанизацией населения Беларуси.

К началу первого десятилетия нынешнего века стала очевидной необходимость регулирования степени массового переселения жителей сельскохозяйственных районов и поселений городского типа в областные центры и особенно – в столицу республики.

В Указе Президента Республики Беларусь от 30 августа 2011 г. № 385 «Об утверждении Основных направлений государственной градостроительной политики Республики Беларусь на 2011–2015 годы» этот главный постулат социально ориентированной градостроительной политики явился основным контекстным рефреном, развивающим положение статьи 4 закона «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь», гласящей о праве «физических и юридических лиц на благоприятную среду обитания при осуществлении архитектурной, градостроительной и строительной деятельности».

Еще одним аспектом этого указа явилось положение о необходимости изменения градостроительной политики республики в сторону более тесного приближения к основным признакам благоприятной среды обитания, характерным для столиц большинства стран Западной Европы. Прежде всего это отсутствие перенаселенности жилых, деловых и рекреационных зон, перегруженности инженерных и транспортных коммуникаций на всех селитебных и промышленных направлениях города. Важна также шаговая доступность объектов социальных, образовательных и лечебно-оздоровительных услуг, общественных центров торговли, культурного досуга и спорта.

Безусловно, решить такие глобальные задачи в одночасье невозможно, но двигаться поэтапно в сторону их решения надо было начинать, и начинать с большей целеустремленностью и с большей эффективностью.

Первостепенной задачей стал выбор стратегических и тактических приемов реализации поставленных целей во времени и пространстве.

Первой стратегической идеей новой государственной политики в области градостроительства стало изменение принципа создания Минской городской агломерации. Согласно положениям Указа от 30 августа 2011 г. № 385 «Основные направления государственной градостроительной политики Республики Беларусь» и Указа от 7 мая 2014 г. № 214 «О развитии городов-спутников», дальнейшее совершенствование агломерационной структуры должно происходить не посредством территориального увеличения социально-экономических зон центра этой агломерации – Минска, а за счет развития входящих в нее городов-спутников, предоставляющих центру нового социума свои трудовые ресурсы.

В связи с этим Мингорисполкомом осенью 2014 г. была определена главная цель очередной корректировки генерального плана Минска – актуализация действующего генерального плана в соответствии с новой государственной политикой совершенствования системы расселения жителей страны, предусматривающей развитие городов-спутников, активное освоение неэффективно используемых городских земель, снижение объемов жилищного строительства, сохранение территорий сельскохозяйственного назначения в пригородных зонах.

В результате воплощения этой политики, соответствующей современным градостроительным тенденциям крупнейших городов мира, Минск должен получить дальнейший социально-экономический толчок в своем развитии в составе новой, расширенной за счет городов-спутников Минской агломерации посредством следующих прогрессивных факторов:

  • привлечения необходимых городу дополнительных рабочих рук без необходимости обеспечения их жилищно-социальными условиями;
  • создания возможности проживания нуждающихся в улучшении жилищных условий минчан в городах-спутниках, что значительно снизит остроту проблемы обеспеченности жителей столицы жильем;
  • сохранения пригородных рекреационных зон и ценных сельхозугодий на благо жителей столицы за счет прекращения экстенсивного расширения территории Минска за пределы сложившихся городских границ;
  • перевода массового жилищного строительства на рельсы выборочной застройки специального назначения, сопровождающейся в отдельных случаях реконструкцией существующих жилых и многофункциональных застроечных модулей;
  • высвобождения средств на сосредоточение градостроительных усилий для повышения уровня ландшафтной и транспортной благоустроенности столицы.

Важными стратегическими решениями, легшими в основу корректировки основных направлений перспективного развития Минска, стали планируемое сокращение объемов жилищного строительства и рассредоточение будущей жилищной застройки на пустующих городских землях и на территориях, занимаемых подлежащим сносу частным сектором.

Во исполнение поставленных государством задач новый генплан 2015 г. ориентирован на снижение объемов жилищного строительства от планировавшихся в предыдущей корректировке 1,2 млн кв.м в год до 0,7 млн в ближайшие 5 лет и до 0,6 млн – на оставшееся до окончания расчетного срока десятилетие.

Политика отказа от территориального расширения города за счет земель Минского района, находящихся за пределами МКАД, предполагает, что увеличение объемов жилищного строительства в городе отныне должно происходить за счет уплотнения существующей застройки. Исключение составляет только юго-восточное направление, где со временем появятся микрорайоны Ноттингем и Зеленый Бор, и то лишь потому, что эти территории уже вошли в административно-территориальный состав столицы.

 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

 
 

Александр Акентьев Главный архитектор УП «Минскградо» Александр Акентьев о некоторых концептуальных деталях нового генплана Минска

Дальше столица расширяться не будет. До 2030 г. стоит задача навести порядок в существующих границах города, по возможности очистить его от ветхого жилья, застроить пустыри, вынести за кольцевую дорогу ряд предприятий и военных частей, улучшить транспортное обслуживание и тем самым сделать жизнь в городе комфортнее.

Активно развивавшееся жилищное строительство, тем более с государственной поддержкой, стало притягательным бонусом для тех, кто сомневался, стоит ли переселяться в Минск. Мы организовали праздник для десятков тысяч минчан, которые стали новоселами. Но, вселившись в свои дома и обустроив свой быт, они задают вопросы: «А где школа? Где детский сад? Где наши магазины, кинотеатры, клубы и все остальное?». Важнейший фактор развития любого жизненного пространства – все делать сбалансированно. Жилье без детских садов, школ и прочей «социалки» – это ущербное, неполноценное жилье.

Мы пошли по пути максимально возможного сохранения усадебной застройки, сложившейся на тех территориях, которые с точки зрения градостроительного развития Минска являются менее ценными, чем те, которые прилегают к главным городским проспектам и центральной зоне города.

Минск достиг очень больших размеров. Поэтому назрело решение заняться комплексным развитием города посредством комплексного развития составляющих его поселений, каждого из его районов. Этот принцип «города в городе» заложен в градостроительную политику нового генплана.

В Минске складываются значительные по размерам микрорайонные образования. В этой среде формируется коммунальный градостроительный комплекс на большом жизненном пространстве. Создать территориальную общность типа кондоминиума, ощущение индивидуального дворового пространства, присутствующее в традиционных типах квартальной застройки, в поселениях такого нерегулярного типа очень сложно. Тем не менее новая концепция развития столицы через развитие «городов в городе» будет способствовать созданию эффекта личного жизненного пространства в условно замкнутых границах дворовой территории. В микрорайонах города этого можно достичь за счет прокладки велосипедных, пешеходных дорожек, нетипового озеленения и благоустройства, других градостроительных средств, давая тем самым минчанам возможность почувствовать границы своего двора.

 
   

Основные градостроительные особенности нового генплана

По словам главного архитектора УП «Минскградо» А.Г. Акентьева, на стадии общественного обсуждения генерального плана Минска главное должно заключаться не в оценке цифр основных технико-экономических показателей, поскольку это удел причастных к градостроительству экспертных и иных профессиональных организаций, а в понимании социально-экономической логики, обуславливающей политическую составляющую изменения этих цифр в ту или иную сторону.

Так что же представляет собой новый генплан столицы Беларуси, если исходить из этой точки зрения? Трудно дать однозначное определение этому документу, построенному на нескольких стратегических контрапунктах, а именно:

  • новой стратегии сдерживания территориального и демографического роста города и традиционной стратегии, опирающейся на увеличение его социально-экономического благосостояния;
  • тенденции роста плотности населения города и упором на повышение уровня комфортного проживания в нем;
  • государственной политики совершенствования системы расселения страны и территориального расширения Минской городской агломерации.

Создадут ли эти контрапункты единую «мелодию» развития нашей столицы в новом направлении? Поживем – увидим.

А пока, на стадии первого приближения, можно с полной уверенностью утверждать, что генплан 2015 г. представляет собой не просто новый, а этапный градостроительный документ, который отражает новые политические подходы к концепции будущего нашей столицы.

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.