Как лайнер в океане…

Здание архитектурного факультета Минского государственного политехнического института (ныне 15-й корпус БНТУ), появившееся в начале 1980-х годов на въезде в белорусскую столицу со стороны Москвы, в свое время было признано самым оригинальным не только в нашей республике, но и во всем СССР! У одних оно ассоциируется с кораблем, у других — с взлетающим авиалайнером… А ведь это был прорыв того времени: впервые из прямоугольных железобетонных панелей и стандартных конструкций архитекторам удалось создать такое неповторимое сооружение. Кстати, в начале 1990-х, когда в Минске с визитом находился президент США Билл Клинтон, он в ответе на вопрос журналистов о городе выразил удивление и восхищение планировкой столицы, назвав ее «воздушной», а из современных зданий отметил именно архитектурный корпус БПИ, сравнив его с кораблем.

Здание архитектурного факультета Минского государственного политехнического института (ныне 15-й корпус БНТУ)

Здание архитектурного факультета Минского государственного политехнического института (ныне 15-й корпус БНТУ)

Сегодня, спустя более 30 лет, это здание не затерялось на главном столичном проспекте. Оно выделяется неповторимым силуэтом в окружающей застройке, привлекая взоры горожан и гостей Минска.

Игорь Есьман Автор проекта — белорусский архитектор Игорь Есьман. Почти вся его трудовая биография связана с институтом «Минскпроект». Здесь он проработал 35 лет, пройдя путь от простого архитектора до главного архитектора проектов и руководителя мастерской. По проектам Игоря Ивановича построено несколько десятков общественных и жилых зданий, украсивших столицу республики. Кроме того, он является автором дизайна станции метро «Пушкинская», а также ряда медалей, почетных знаков, значков, эмблем, товарных знаков белорусских предприятий… За рубежом наш соотечественник известен как изобретатель технической разработки «Петля Есьмана — Глеба», получившей патенты во многих странах мира, удостоенной трех золотых медалей на престижных международных выставках.

Мастер и сейчас не сидит без дела: в прошлом году в художественной галерее имени Михаила Савицкого прошла его персональная выставка миниатюрных работ из дерева. Но в нашем сегодняшнем интервью мы поговорим только об одном проекте — 15-м корпусе БНТУ, который Игорь Есьман считает своей самой значимой работой.

— Игорь Иванович, когда и как появилась идея создания нового корпуса политехнического института?

— Этот вопрос возник в начале 1970-х. Но речь шла не о новом корпусе. Было принято решение выделить из политеха факультеты строительного профиля и создать в республике Минский архитектурно-строительный институт (МАСИ). Инициаторами были завкафедрой архитектуры БПИ Александр Воинов, ректор БПИ Михаил Дорошкевич и председатель Госстроя БССР Владимир Король. Развитию строительной отрасли тогда уделялось большое внимание, идея создания вуза для подготовки строителей, архитекторов, инженеров понравилась первому секретарю ЦК КПБ Петру Машерову. Он всячески интересовался проектом, принимал участие в планерках на начальной стадии строительства.

Перед специалистами «Минскпроекта» ставилась цель создать не просто учебный корпус, а автономный студенческий городок, в котором было бы все для занятий учебой, наукой, спортом (предполагалось построить легкоатлетический манеж, бассейн, большую соловую), а также общежития. Для этого на окраине города в границах проспекта Независимости, Староборисовского тракта (ныне это улица Франциска Скорины), кольцевой дороги и лесного массива выделили земельный участок площадью 96 га. Разумеется, там не было никаких инженерных коммуникаций, все разрабатывалось с нуля.

Учитывая важность и сложность объекта, к его проектированию было привлечено четыре крупных проектных института, в том числе и московский, а точнее всесоюзный Гипровуз (Государственный институт проектирования высших учебных заведений), поскольку в республике не было технологов по этой части.

Предполагалось, что в МАСИ будет 6 факультетов. При этом первые два года все студенты должны были бы обучаться в одном корпусе. Для него, по расчетам специалистов ГИПРОВУЗа, необходимо 10 поточных аудиторий на 100 мест, 6 аудиторий на 200 мест и одна на 400 мест. Для старшекурсников планировалось построить три корпуса с необходимым набором помещений. Всего МАСИ был рассчитан на 6650 студентов.

— В какой должности вы тогда работали в «Минскроекте»? Почему именно вам доверили проектировать этот необычный объект?

— В то время я был главным архитектором проектов. И незадолго до этого по моему проекту было построено 2 учебных корпуса Института иностранных языков (ныне — Лингвистический университет). Тогда технология возведения общественных зданий из железобетонного каркаса только начинала внедряться в Беларуси, и этот вуз стал первым, где применили данную технология. Позже я проектировал спортивный и актовый залы для Института народного хозяйства, а затем — здание Института технической эстетики. Думаю, что это сыграло определенную роль в том, что работу над проектом МАСИ доверили мне, ученику именитого архитектора Александра Воинова.

При проектировании общежитий Игорь Есьман учел особенность 1970-х. В те годы у студентов не было холодильников, зимой они вывешивали продукты в сетках за окно. Но маленькие балкончики в каждой комнате не прошли экспертизу, поскольку нормативы разрешали для общежитий лишь 25 % балконов. Они остались только на первых двух этажах. Зато на других архитектору удалось отстоять эксплуатируемые площадки-крыши. Если смотреть сверху, то здания общежитий имеют интересную форму трилистников

В итоге получилось совершенно оригинальное здание!..

— В процессе проектирования мы не ставили цель создать здание в виде корабля или самолета. Получив 2 тома пояснительных записок из ГИПРОВУЗа, мы долго не могли увязать технологию с типовой схемой железобетонного каркаса. Большепролетные аудитории не вписывались в сетку колон.

Признаюсь, начальный период проектирования сопровождался в основном отрицательными эмоциями. Это было вызвано растерянностью перед объемом предстоящей работы, сложностью, ответственностью, а также теми условиями, которые мне настойчиво пытались навязать. Ко мне, что называется, приставили трех «специалистов», которые приходили по вечерам, просматривали то, что сделано, и давали оценку: нравится — не нравится. Через некоторое время я не выдержал, организовал три полноценных рабочих места и потребовал от «соавторов проекта» находиться на работе в течение всего дня. Двое из них отказались и ушли, остался представитель заказчика архитектор Виктор Аникин, после чего дело сдвинулось.

Повезло, что я работал с отличными конструкторами, а главными инженерами проекта были Валерий Левин и Давид Янко. Хорошее сотрудничество сложилось со смежными специалистами и с главным инженером института стальконструкций Поповым, который разрабатывал конструктивную часть поэтажных поточных аудиторий. Также мы постоянно контактировали со специалистами ГИПРОВУЗа, до сих пор с теплотой вспоминаю совместную работу.

В итоге нам удалось разместить 5 аудиторий на 100 мест на каждом этаже, рядом со своими кафедрами. Расположение их каскадом и дало основной образ всего комплекса. Очень хорошо помню день, когда удалось дойти до такого решения. Душевный подъем был настолько сильный, что эмоции просто переполняли. Возвращаясь домой поздно вечером, хотелось крикнуть встречным прохожим: «Люди! Я счастливее всех вас!»

Проект успешно прошел утверждение на архитектурном совете при Госстрое БССР и даже был отмечен денежными премиями за высокое качество. Потом мы поехали в Москву на Совет при ГИПРОВУЗе. Директор института Потокин, подытожив выступления докладчиков, дал высокую оценку нашей работе. И даже обратился к своим архитекторам: «А вам, братцы, надо взять на вооружение такое технологическое и экономичное размещение поэтажных поточных аудиторий». Помню, какое чувство гордости испытал в этот момент…

— Использование эскалаторов вместо лифтов тоже было инновацией для того времени?

— Да, это так. Универмаг «Беларусь» и корпус политехнического института — первые здания в республике, где появились эскалаторы. Но это не являлось самоцелью. По расчетам, изначально для перемещения студенческих потоков необходимо было как минимум 17 лифтов. Но когда было найдено оптимальное размещение аудиторий, то часть лифтов заменили эскалаторами с первого по девятый этажи. Это обеспечивало существенную экономию при эксплуатации.

Кстати, с эскалаторами связана весьма любопытная история. Их проектировали и изготавливали в Ленинграде. И вот в один из дней доставили на машинах в Минск, в упаковке из белой плотной ткани. Наутро эти чехлы просто-напросто исчезли. Дело в том, что в начале 1980-х белые джинсы были в моде и считались большим дефицитом. Видимо, предприимчивые граждане растащили эту ткань на обновки.

— Игорь Иванович, как шел процесс строительства? Кто перерезал красную ленточку на церемонии открытия здания?

— Перед поездкой в Москву на утверждение проекта неожиданно объявился еще один претендент на авторство — один из влиятельных чиновников от архитектуры, который не имел совершенно никакого отношения к проектированию объекта. Я пошел на принцип и наотрез отказался включать его в соавторы. Смею предположить, что этот факт стал причиной того, что в процессе строительства, когда уже был залит фундамент главного корпуса, раздался звонок «сверху» с требованием урезать сметную стоимость объекта с 16,4 до 10,2 млн рублей (в ценах того времени). То есть снизили более чем на треть! Мы стали думать, на чем можно сэкономить. В первую очередь отказались от скульптурных композиций на темы архитектуры и строительства, которые предполагалось разместить на пяти главных торцах вестибюля. До минимума удешевили все отделочные работы и многое другое. Кроме того, пришлось отказаться от аудитории на 400 мест, библиотеки…

Реализация проекта шла поэтапно. Возведение главного корпуса раздели на 4 пусковых комплекса, их сдача в эксплуатацию разнеслась по годам, поэтому никакого торжественного открытия с красной ленточкой не было. Параллельно строились общежития, которые тоже спроектировали мы. Генподрядчиком выступил строительный трест № 1.

— Насколько я понимаю, проект так и не был реализован в полном объеме. Почему не построили три факультетских корпуса, как планировалось?

— Точную причину я, конечно, не знаю. Могу лишь сказать, что после трагического ухода Петра Машерова в 1980 году внимание к реализации проекта резко снизилось. Возведение главного корпуса завершили в 1983-м. Также были построены три общежития на 1100 мест каждое, часть объектов инфраструктуры. Здание стали именовать 15-м корпусом политехнического института (сейчас — БНТУ), а открытие Минского архитектурно-строительного института отложили на неопределенный срок…

 

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.