Как добиться оптимума проектных решений?

Александр СущеняОдной из проблем, всегда сопутствующих работе проектировщиков, является проблема многократных внесений изменений в проект как в ходе его разработки, так и в ходе строительства объекта. Как добиться оптимальности и безусловности проектных решений? Другими словами, можно ли полностью исключить или минимизировать корректировки проектных решений, осуществляемые по требованиям заказчика-застройщика и контролирующих, эксплуатирующих, подрядных строительных организаций? Поделиться своими мыслями по этому вопросу мы попросили главного инженера УП «Белпромпроект» Александра Михайловича Сущеню.

 – Александр Михайлович, начну с вопроса о внесении изменений в проект после проведения заказчиком торгов на поставку, например, металлических конструкций. Как правило, чтобы выиграть торги, поставщики предлагают более низкую в сравнении с проектной стоимость поставляемых ими изделий. Все было бы хорошо, если бы некоторые из них снижали стоимость поставки за счет удельной стоимости металла, а не за счет разного рода «рациональных» изменений предусмотренной проектом конструктивной схемы несущего каркаса здания или сооружения.

Приходилось ли вашему предприятию по требованию заказчика выполнять корректировку проектных решений, приводя их в соответствие с предлагаемыми поставщиком схемами?

– К сожалению, многие из поставщиков металлоконструкций не в полной мере владеют спецификой проектирования строительных конструкций в комплексе всех сопутствующих факторов. На самом деле все выглядит гораздо сложнее.

Безусловно, нашему предприятию, проектирующему в большинстве своем промышленные объекты, в которых в основном и применяются несущие металлические конструкции, сталкиваться с такими ситуациями приходится часто. Но заниматься глобальной корректировкой – вплоть до изменения конструктивной схемы каркаса запроектированного здания или сооружения – не приходилось никогда. Не хочу слишком углубляться в тему «рациональных предложений» некоторых энергичных поставщиков, но как инженер-конструктор не могу не высказать по этому поводу несколько соображений технико-экономического порядка.

Как правило, предложения о снижении материалоемкости каркаса посредством изменения его проектной схемы делают производители, занимающиеся изготовлением рамных металлоконструкций. То есть, скажем, вместо традиционных решений рам каркаса в виде защемленных в фундаментах колонн и шарнирно опирающихся на них ферм покрытия (я беру простейшую раму производственного здания) предлагается конструкция, в которой все элементы рамы имеют жесткое сопряжение. Да, при расчете такой модели элементы каркаса могут оказаться меньшего сечения, и за счет этого достигается экономия металла. Однако давайте заглянем в эту конструктивную схему глубже.

Во-первых, фундаменты под такие рамные конструкции должны быть значительно больше изначально запроектированных «под шарнир» за счет того, что в жесткой раме изменяется соотношение продольных и изгибающих нагрузок в ее опорной части.

Особенно существенно это проявляется в зданиях с мостовыми опорными кранами, где отрыв подошвы фундаментов от оснований не допускается, и поэтому фундаменты должны иметь значительно большие размеры опорных частей и общий вес.

Во-вторых, главный недостаток жесткой рамы заключается в повышенном расходе огнезащитного покрытия металлических конструкций. Дело в том, что в случае применения такой рамы каждый элемент ее конструкции играет одинаковую роль в обеспечении устойчивости каркаса здания при возникновении пожара. Если взять традиционную схему «колонна – ферма» с шарнирным опиранием стропильных конструкций на колонны, то для зданий IV степени огнестойкости колонну необходимо защитить на 60, а ферму покрытия – на 15 минут гарантийной устойчивости от обрушения при пожаре. В жесткой раме предел огнестойкости всех ее элементов должен быть одинаковым и не менее требуемого для колонн, т.е. на 60 минут расчетного огневого воздействия. Таким образом, заказчик получает дополнительные затраты не только на предэксплуатационное устройство огнезащиты металлических конструкций, но и на дальнейшее возобновление ее через каждые 5–10 лет. А это «удовольствие» не из дешевых. Плюс удорожание по фундаментам, которое в расчет стоимости поставок МК, как правило, не берется.

Обычно такой сомнительной рационализации подвергаются каркасы одноэтажных зданий. Если же говорить о конструктивных схемах многоэтажных зданий, то вряд ли найдутся производители или поставщики комплектных металлоконструкций, способные предложить более рациональные и экономичные решения по их возведению, чем предусмотренные профессионалами-проектировщиками.

– Что, по-вашему, следует изменить в технологии проектирования, чтобы избежать подобных корректировок и всегда принимать самые оптимальные проектные решения?

– Для того чтобы избежать существенных переделок проекта, заказчик должен доверять проектирование объектов профессионалам и на начальной стадии договорных отношений предоставлять достоверные исходные данные по оборудованию, оказывающему влияние на несущую способность и расположение элементов здания. А в ситуациях, когда поставщики предлагают более экономичные, на их взгляд, решения, тщательно взвешивать все свои затраты – как ближайшие, так и перспективные. Не все то золото, что блестит.

– Как известно, во избежание лоббирования в проект нельзя закладывать продукцию конкретных производителей или поставщиков, если она не определена заказчиком в задании на проектирование. Тем не менее, несмотря на то что проектировщик, как правило, выполняет это условие, заказчик (или по его поручению – подрядчик) часто закупает продукцию, отличающуюся от проектной. Как вы считаете, можно ли избежать корректировок проектов в части замены предусмотренных в них оборудования, материалов и изделий?

– Да, корректировки проектной документации, связанные с заменой оборудования, материалов и изделий, присутствуют, и от них пока не уйти.

Законодательство предписывает заказчикам проводить закупку оборудования и материалов только после проведения торгов или переговоров с поставщиками с целью определения наиболее приемлемого из них по выдвигаемым критериям, одним из которых является цена. Поэтому далеко не всегда закупается то, что проектировщик указал в проекте. Вопрос в том, насколько существенными бывают эти корректировки.

Замена в проекте материалов не так уж трудоемка и глобальна, чтобы считать ее проблематичной. Как правило, проектная организация не допустит применения на объекте материалов, которые в корне отличаются от предусмотренных проектом или изменяют архитектурный облик здания. А вот замена оборудования на поздней стадии проектирования может вызвать серьезную корректировку проекта.

– Как этого избежать?

– В используемом для промышленного объекта оборудовании можно выделить оборудование для технологических процессов и оборудование инженерное – для систем вентиляции, кондиционирования, отопления, электроснабжения и т.д. Так вот, если инженерное оборудование проектная организация может выбрать самостоятельно и внести в проект хотя бы в качестве аналога, то технологическое оборудование она сама определить не может. Это совершенно другой вид деятельности, связанный с разработкой технологии как таковой, где оборудование увязано в единую технологическую цепочку подготовки или переработки сырья, соединения отдельных компонентов и их обработки с целью получения готовой продукции. И выбор оборудования технологических процессов целиком и полностью должен являться зоной ответственности заказчика. Ему и должна отводиться главная роль в этом вопросе.

Предоставление на ранней стадии проектирования всех исходных данных по технологическому оборудованию, влияющих не только на разработку строительных конструкций, но и на проектирование инженерных разделов проекта (читай – подбор инженерного оборудования), позволит обеспечить качество проектной документации с гарантией исключения последующих глобальных корректировок по чьей бы то ни было инициативе. Проблемы с выбором технологического оборудования касаются, конечно же, промышленных объектов.

Как показал опыт проектирования зданий и сооружений общественно-гражданского назначения, таких как гостиница «Виктория-Олимп», Центр фристайла, «Чижовка-Арена» и др., главную роль в отсутствии принципиальных корректировок проектной документации в ходе ее разработки играет рассмотрение и утверждение заказчиком на раннем этапе проектирования объемно-планировочных решений, обеспечивающих оптимальное функционирование объекта. А лучше – определять основные требования к функционированию будущего объекта при выдаче задания на проектирование.

Сейчас планируется строительство Национального футбольного стадиона в районе стадиона «Трактор». Предполагается, что заказчиком будет выступать УКС Заводского района. Свои функции, связанные с подготовкой и выпуском проектной Предоставление на ранней стадии проектирования всех исходных данных по технологическому оборудованию, влияющих не только на разработку строительных конструкций, но и на проектирование инженерных разделов проекта (читай – подбор инженерного оборудования), позволит обеспечить качество проектной документации с гарантией исключения последующих глобальных корректировок по чьей бы то ни было инициативе. Проблемы с выбором технологического оборудования касаются, конечно же, промышленных объектов.

Как показал опыт проектирования зданий и сооружений общественно-гражданского назначения, таких как гостиница «Виктория-Олимп», Центр фристайла, «Чижовка-Арена» и др., главную роль в отсутствии принципиальных корректировок проектной документации в ходе ее разработки играет рассмотрение и утверждение заказчиком на раннем этапе проектирования объемно-планировочных решений, обеспечивающих оптимальное функционирование объекта. А лучше – определять основные требования к функционированию будущего объекта при выдаче задания на проектирование.

Сейчас планируется строительство Национального футбольного стадиона в районе стадиона «Трактор». Предполагается, что заказчиком будет выступать УКС Заводского района. Свои функции, связанные с подготовкой и выпуском проектной документации, УКС, конечно, выполнит. Но ведь стадион – это сложнейший механизм, в котором каждая деталь важна с точки зрения функциональности объекта и его самоокупаемости. Может ли заказчик, главная компетенция которого – строительство, справиться с определением всех необходимых требований к технологии функционирования этого объекта без привлечения потенциальных эксплуатационников? Вряд ли. Полагаю, что участие в этом необходимо принять еще и Белорусской федерации футбола, и футбольному клубу – предполагаемому хозяину будущего стадиона, которые совместно с заказчиком и проектировщиками могут обеспечить достойную такого объекта «футбольную» технологию.

Также считаю необходимым назначение уже на начальном этапе проектирования дирекции строительства объекта, которая будет сопровождать проект и видеть, чем она в будущем будет управлять, как надо эксплуатировать объект, чтобы, как минимум, обеспечивать его самоокупаемость. Если у заказчика не будет такого заинтересованного и ответственного куратора, корректировок проектной документации не избежать вплоть до ввода объекта в эксплуатацию.

Необходимо повышать также роль заказчика в проектировании объекта. Поясню. В соответствии с Законом «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь» заказчик определен как лицо, финансирующее строительство объекта и осуществляющее строительную деятельность. Так вот, такой составляющей понятия «строительная деятельность», как «подготовка проектной документации», большинством заказчиков внимания уделяется недостаточно.

– Реализация проекта – процесс непростой и зависимый от различных обстоятельств, в первую очередь финансовых. Пока идет проектирование и строительство, меняются цены, поставщики, появляется новая инженерная и строительная продукция, которая иногда дешевле и качественнее предусмотренной проектом. И опять – изменения в проектно-сметной документации. Можно ли избежать их? И если да, то каким образом?

– Вы правильно заметили, что реализация проекта зависит от многих обстоятельств. Рассмотрим, как это происходило ранее и происходит в большинстве случаев сейчас.

Предположим, заказчик знает, что он хочет производить и какое оборудование для этого ему необходимо. Он выбирает оборудование и передает минимально необходимые исходные данные проектной организации для разработки ПСД на стадии «Архитектурный проект», в которой это оборудование будет обозначено в качестве аналога. Осталось только его закупить или хотя бы получить по нему точные исходные данные для дальнейшего проектирования на стадии «Строительный проект». Что необходимо в случае, если объект планируется строить с привлечением бюджетных средств? Во-первых, для получения возможности открыть финансирование строительства следует утвердить прошедший государственную экспертизу архитектурный проект. Во-вторых, провести торги на закупку и выбрать поставщика оборудования. В-третьих, оплатить поставщику часть стоимости оборудования, чтобы получить необходимые для проектирования на стадии «С» исходные данные, поскольку большинство иностранных производителей без предварительной оплаты никаких сведений по своей продукции не предоставляют.

Процесс, таким образом, затягивается, а в это время согласно договору уже ведется разработка строительного проекта на основании исходных данных, предоставленных еще на стадии архитектурного проекта. А иногда ведется уже и параллельное строительство. Естественно, что по результатам торгов, проведение которых возможно только после утверждения архитектурного проекта, заказчик не всегда выбирает ранее планировавшееся технологическое и инженерное оборудование – ведь существует множество вариантов производимой разными фирмами технологической продукции, имеющей такое же функциональное назначение, как и запроектированное в конкретном случае, но отличающееся по цене, качеству и иным потребительским свойствам. Отсюда и корректировки проектной документации, а когда закупки совершаются в процессе строительства – и переделки выполненных в натуре конструкций и сист

Для того чтобы этого избежать, необходимо выдержать следующую цепочку событий: закупка оборудования – проектирование – строительство.

Правда, и к этой схеме имеется ряд вопросов. Заказчик, закупив оборудование заранее, вынужден «содержать» его до начала монтажа, который начинается обычно при завершении строительства. А это не что иное, как значительное омертвление капитала, вследствие которого сроки окупаемости капвложений удлиняются. Кроме того, закупленное несколько лет назад оборудование к окончанию строительства может морально устареть, т.к. производители, подстегиваемые конкуренцией, постоянно совершенствуют свою продукцию.

В настоящее время с введением в действие изменения 1 к ТКП 45-1.02-298-2014 «Строительство. Предпроектная (предынвестиционная) документация. Состав, порядок разработки и утверждения» основанием для закупки заказчиком технологического оборудования может являться разработанная и прошедшая государственную экспертизу предпроектная документация. Причем предоставляется возможность выполнять закупку с учетом необходимости поставки оборудования на объект в соответствии с графиком поставки. Как этот механизм действует? Мы пока еще не сталкивались с заказчиком, намеревающимся производить закупки уже на стадии подготовки проекта, и предпроектную документацию, содержащую спецификации на закупку заданного заказчиком конкретного технологического оборудования, еще не разрабатывали.

Что касается материалов, то заранее они обычно не закупаются, поэтому корректировки в этой части проектов, к сожалению, будут и в дальнейшем. Можно все что угодно согласовывать с заказчиком, но пресловутая «закупка в установленном порядке» внесет в проект свои коррективы.

– Еще одна причина частых корректировок – отступление строителей от проектных решений. Согласно действующим ТНПА, в проектно-сметную документацию в этом случае необходимо вносить соответствующие изменения. Так ли это необходимо? Может быть, достаточно подписи проектировщика в акте на дополнительные работы, который и будет законным основанием для изменения проектных решений?

– Полагаю, что надо разбираться в каждом конкретном случае, по какой причине произошло отступление от проекта. Это может быть в результате ошибочных данных в проекте, и тогда это не отступление, а исправление ошибки проекта, обнаруженной при строительстве. А может быть ошибкой строительной организации: отклонились от трассы, применили другие материалы и изделия, завысили объемы работ и т.д., и тогда это, безусловно, отступление от проектных решений. Но в любом случае надо после подписания акта на дополнительные работы отразить в ПСД факт изменения проектных данных. Здесь мы должны действовать по закону. А если выявляется, что ошибка допущена в проекте, надо без всяких дополнительных актов внести в него изменения, признав тем самым свой недочет.

Вообще при новом строительстве дополнительных актов не должно быть в принципе. Необходимо, чтобы все объемы работ были учтены при составлении сметной документации. Если акт и составляется при обнаружении каких-то разночтений, то с выходом откорректированной сметной документации он должен быть аннулирован.

Дополнительные акты могут иметь место только при реконструкции объектов. И это естественно, поскольку при обследовании зданий все выявить нельзя. Особенно это касается строительных конструкций. При производстве работ выявляются какие-то скрытые дефектные места, подлежащие усилению, демонтажу и т.д. Но, опять-таки, все эти дополнительные работы актируются, а соответствующие им изменения вносятся в проектно-сметную документацию.

На вопрос о необходимости внесения изменений в проект согласно допактам отвечу: да, это нужно делать. Если не корректировать ПСД по дополнительным актам, может создаться неконтролируемая ситуация по объемам работ. Сегодня человек, подписавший акт, работает в организации, завтра – нет. А организации остаются, и отвечать в случае чего придется их руководителям. Поэтому внесение в документацию изменений по допактам является еще и инструментом дополнительного контроля работ по объекту, фиксируемого в архивных экземплярах ПСД.

– А если заказчик или подрядчик предлагает более рациональные по конструктиву и стоимости решения?

– Предложения от заказчика мы не можем не учитывать. На то он и заказчик, чтобы контролировать процесс проектирования и предлагать выгодные для себя решения. Здесь, конечно, все рассматривается и принимается в разумных пределах. К сожалению, не всегда заказчик знает, что он хочет в итоге увидеть, и поэтому процесс проектирования приобретает режим топтания на месте.

Рационализаторством особенно любят заниматься подрядные строительные организации. Чаще всего предложения по изменению проектных решений обосновываются ими такими размытыми формулировками, как «с целью удешевления строительства», «с целью ускорения процесса строительства» и тому подобными. При этом «рационализаторов» порой не волнует, что предлагаемое «удешевление строительства» может привести к ухудшению потребительских качеств конструкций, технологических и конструктивных схем или к удорожанию их эксплуатационных свойств. Многие предложения носят формальный характер и направлены на то, чтобы прикрыть свой просчет или протащить выгодные для себя решения.

Но есть действительно серьезные предложения. Приведу один пример. На цементном заводе в г. Кричеве есть запасник глины. Мы запроектировали его днище из монолитного железобетона с применением двух слоев арматурной сетки. В процессе строительства генеральный подрядчик предложил арматуру заменить фиброй. Само по себе это не ново и ранее применялось нами в других проектах. Мы согласились с таким отступлением от проекта «при условии обеспечения несущей способности плиты и без внесения изменений в ПСД». Выполнить в построечных условиях фибробетонную конструкцию довольно непросто из-за возможного образования комков-«ежиков» при смешивании фибры с бетоном. Поэтому при согласовании этого предложения была использована формулировка, снимающая с нас как авторов проекта ответственность за возможное сомнительное качество строительных работ. В таких случаях с нашей стороны вполне правомерен лозунг: хочешь сократить сроки строительства и получить экономию – принимай ответственность на себя!

Тем не менее спустя почти год мы были вынуждены внести изменения в проектно-сметную документацию на основании настоятельных требований заказчика. В итоге строительная организация лишилась денежных средств за экономию, а мы фактически взяли ответственность за предложенную подрядчиком конструкцию из фибробетона на себя. Так и будет продолжаться, пока не изменится нормативно-правовая база в этом вопросе.

– Александр Михайлович, благодарю за содержательную беседу по такой важной для проектировщиков теме.

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.